Error processing SSI file

МЫ НЕ ТЯНЕМ ОДЕЯЛО НА СЕБЯ. МЫ РУКОВОДСТВУЕМСЯ ИНТЕРЕСАМИ ОТРАСЛИ

«Как давно я не общался с прессой», - обронил генеральный директор УЭХК Анатолий Петрович Кнутарев при встрече с представителями городских средств массовой информации. И более часа отвечал на вопросы корреспондентов.

Хотя первоначально предполагалось, что разговор пойдет об итогах прошедшей на УЭХК научно-технической конференции, Анатолий Петрович незаметно для всех перешагнул предложенные рамки: он говорил о вещах особо важных для комбината, о будущем атомной отрасли, а также о том, что предстоит сделать в первую очередь, чтобы Россия не утратила передовых позиций на мировом урановом рынке. И все-таки прозвучавший первым вопрос касался недавнего форума.

- Анатолий Петрович, в чем, по-вашему, заключается смысл подобных конференций?

- Думаю, значение научно-технической конференции переоценить трудно. Вообще, с идеей проведения такого форума выступили конструкторы, те люди, которые стояли у истоков разработки высокоэффективной газовой центрифуги для разделения изотопов урана. Тем более что подоспели знаменательные даты: 50 лет с начала освоения центробежной технологии и 40 лет со дня пуска в эксплуатацию первой очереди промышленного завода, оснащенного газовыми центрифугами. Все те, кто начинал осваивать эту тематику, сегодня являются ветеранами нашей отрасли. И вполне логично, что им хотелось бы подвести какие-то итоги.

В течение прошедших 50 лет мы не стояли на месте - мы росли и развивались. За эти годы Россия завоевала хорошую репутацию на мировом урановом рынке. Участники конференции отметили, что за эти полвека создана определенная история в развитии центрифужного производства и надо продолжать идти вперед.

Мы не можем учитывать постоянно меняющуюся ситуацию на международном рынке урановой продукции, где сегодня происходит интеграция усилий на национальном и межнациональном уровнях. В первую очередь эти процессы идут в Европе, Америке и Канаде. Поэтому нам важно проанализировать состояние развития этой технологии в мире, посмотреть, куда идут наши конкуренты. В частности, вы знаете, что в США и Франции до сих пор используется газодиффузионное оборудование. Но наряду с этим они планируют перейти на газовые центрифуги. В этой связи нам важно понять, как это может отразиться на России.

А в целом участники конференции ставили перед собой задачу оценить уровень развития атомной отрасли страны в области разделительных производств и наметить стратегические планы на будущее, что поможет всем нам наиболее эффективно двигаться вперед.

- Не секрет, что на Уральском электрохимическом комбинате сильный научный и технический потенциал. Почему же лишь в 1987 году наши конструкторы получили право открыть свое конструкторское бюро? И можно ли оценить, какой вклад внесли научные силы УЭХК в создание центрифужной технологии?

- Исторически так сложилось, что разработкой центрифуг в нашей стране занимались несколько научно-исследовательских подразделений: Институт атомной энергии имени Курчатова, а также ленинградское и горьковское конструкторские бюро. Изготовлением же машин занимались три российских завода.

Однако и наш опытный завод (цех 20) всегда вносил свою лепту: работая, образно говоря, в одной упряжке с ленинградскими и горьковскими специалистами, наши инженеры постоянно участвовали в разработке элементов конструкций центрифуг. Политика была такова, что между подразделениями отрасли должно существовать соперничество (в хорошем смысле этого слова), иначе об эффективном развитии можно было забыть. И решили на базе УЭХК создать КБ, которое возглавил Владимир Баженов. Под его руководством активно велись испытания всего оборудования на стендах, сначала одиночных машин, затем целых агрегатов. Пришло время, и наши специалисты начали проводить промышленные испытания. Кстати, именно это дало нам основание выйти в министерство с предложением организовать на базе УЭХК. промышленное производство газовых центрифуг.

- Какова же перспектива? Будет ли создано на комбинате такое производство?

- Еще при прежнем министре нам удалось добиться, чтобы для решения этого вопроса была проведена независимая экспертная оценка. Специалисты должны просчитать все «за» и «против»: где лучше всего разместить такое производство. И нынешний министр Александр Румянцев придерживается позиции, что проблема должна быть тщательно изучена, проработана и согласована с соответствующими структурами министерства. Чтобы новое дело было на пользу отрасли. В свое время наш департамент выдал техническое задание ВНИПИЭТ Санкт-Петербурга.

Есть несколько факторов, которые позволяют надеяться, что вопрос решится в пользу УЭХК: комбинат имеет до-статочный научный и технический потенциал, хорошую испытательную базу.

Но при этом мы прекрасно понимаем, что строительство завода - это трудная задача для нашего предприятия. И решать ее придется всем коллективом, прилагая максимум усилий. Мы собираемся организовать в общей сложности 1200 рабочих мест. Ставка будет сделана на молодых специалистов.

Могу сказать, что на УЭХК уже создана рабочая группа по проработке этого вопроса. Другими словами, мы не только говорим об этой проблеме - мы работаем ъ данном направлении.

Нас могут упрекнуть, что комбинат, дескать, тянет одеяло на себя. Нет, мы прежде всего печемся о развитии нашей отрасли. В резолюции конференции мы записали, что решение по этому вопросу должно быть принято министерством не позднее конца нынешнего года.

- Как известно, каждое предприятие пытается сохранить свои научные секреты. В этом плане насколько эффективна работа конференции?

- В отличие от других отраслей страны во время перестройки в атомной отрасли разрыва между наукой и производством, к нашему счастью, не произошло. Потому что мы вовремя осознали, что бросать науку нельзя, и сумели обеспечить финансирование всех ее направлений.

В свое время в министерстве были созданы внебюджетные фонды, в которые все предприятия делали отчисления. Эти средства направлялись на новые разработки. Тематику необходимых исследований предлагали сами предприятия. Эта деятельность координировалась департаментом.

Сейчас фонды отменили. На этой конференции мы выработали такую позицию: будем придерживаться договоренностей о долевом участии в финансировании нашей науки и по-прежнему отчислять определенную долю средств (теперь уже из прибыли). Каждое из предприятий, в том числе и УЭХК, взяло на себя столь необходимую ношу.

Ну а что касается научных секретов, вы знаете, что нашей конференции предшествовал форум в Санкт-Петербурге, где шло детальное обсуждение состояния дел в каждом из атомных предприятий. И на научно-технической конференции УЭХК поднимались те же вопросы, но уже более широко и глобально, с тем прицелом, чтобы руководители министерства могли помочь в их решении. Повторяю, в нашей деятельности, в том числе и научной, нельзя перетягивать одеяло на себя. Мы должны руководствоваться прежде всего интересами отрасли.

- Анатолий Петрович, как бы вы прокомментировали высказывание министра Александра Румянцева о возможном акционировании атомных предприятий со стопроцентной государственной собственностью. Нет ли здесь противоречия?

- Чтобы говорить, в какой форме собственности должно работать то или иное предприятие, мы должны сначала понять, какая форма собственности даст максимальный эффект. Акционирование происходит под тем лозунгом, что управлять-де предприятием сложно. Раньше государственных предприятий в стране насчитывалось свыше двухсот тысяч. Сегодня их осталось чуть более 9800. В 2003 году планируется акционировать 2500 предприятий. Но ведь, по сути, акционирование - это лишь смена системы управления. А, по моему мнению, этот вопрос нужно решать с той точки зрения, рентабельно ли работает предприятие. Если нет, тогда его нужно либо реорганизовать, либо закрыть. И такая задача ставилась.

Откровенно говоря, управление госпредприятиями со стороны министерства сейчас ослаблено. А хозяйственные функции вообще изъяты. Что касается деятельности директоров этих предприятий, большинство честно и грамотно исполняют свои обязанности. С точки зрения закона они единственные, кто единолично до конца отвечает за деятельность предприятия на основе контракта, заключенного с Минатомом.

Думаю, что вопрос об организации нового вида управления государственными унитарными предприятиями еще долго не будет снят с повестки дня, в том числе и в нашем министерстве. Если, к примеру, взять наш комбинат, это предприятие, работающее с ядерными материалами, и по закону оно не может быть акционировано. Поэтому нужно найти такую форму собственности для УЭХК, чтобы контроль со стороны государства не ослаблялся. Одна из форм -акционирование предприятий со стопроцентным пакетом акций в собственности государства.

Как вы знаете, закон об унитарных предприятиях в третьем чтении принят Государственной Думой. Что нас в нем тревожит? Это возможность резкого снижения оперативности принимаемых руководителями решений. Так, крупные контракты теперь должны согласовываться с собственником имущества. Еще раньше руководители лишились права распоряжаться недвижимостью без ведома собственника. Как показывает практика, на согласования уходили даже не месяцы - годы!.. Поэтому мы очень обеспокоены нашим будущим.

Сегодня у нас есть возможность изучить опыт двух предприятий нашего министерства, которые стали акционерными. Это ТВЭЛ и «Росэнергоатом». Назрела необходимость создать специальную ассоциацию по реструктуризации и интеграции предприятий ядерно-топливного цикла. Параллельно с конференцией мы провели совещание по этой проблеме с директорами нашего департамента. Думаю, в ближайшее время такой орган будет создан. Мы в этом направлении активно работаем, чтобы не со стороны нам предлагали готовые варианты, а чтобы мы сами могли выбрать наиболее оптимальные формы управления собственностью.

- Молодое поколение приходит на смену ветеранам атомной отрасли. Как вы считаете, способна ли молодежь стать полноправным преемником старшего поколения, продолжателем традиций?

- К молодежи я отношусь с самым большим вниманием и уважением. То поколение, которое приходит работать сегодня на комбинат, соответствует современным требованиям. Это грамотные, квалифицированные работники. Что мне импонирует в них, так это их раскованность. То ценное качество, которое так необходимо для творчества.

Не секрет, что на комбинате создана хорошая база для профессионального роста молодых специалистов. К примеру, для подготовки научных кадров - конструкторов, технологов – есть заочная аспирантура. Молодежь постоянно учится, а администрация комбината ее в этом всячески поддерживает. Выделяются стипендии, по результатам работы делаются надбавки к заработной плате, проводятся конкурсы профессионального мастерства. Кроме того, думая на перспективу, мы работаем и над тем, как из наших молодых специалистов вырастить хороших руководителей.

- Давая пресс-конференцию, министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев подчеркнул, что Россия должна остаться на мировом атомном рынке, поэтому сегодня от ученых ждут прорывов, дабы обеспечить превосходство наших изделий. В этой связи какую лепту готов внести комбинат, какие шаги планируется сделать в первую очередь?

- Чтобы удержаться на мировом рынке, нам нужно обеспечивать качество продукции и такую ее себестоимость, которая бы позволяла конкурировать с другими производителями. Вот две основные задачи.

Пути снижения себестоимости продукции у нас намечены. Правда, ситуацию осложняют инфляционные процессы, идущие в стране, постоянный рост цен на энергоносители. В последнее время на мировом рынке наметилось снижение цен на топливо для атомных станций. Словом, чем дальше, тем сложнее нам решать эту проблему. Однако отступать мы не имеем права, иначе в конечном итоге нам станет невыгодно работать как на внутреннем рынке, так и на внешнем.

Как я уже говорил, наши зарубежные конкуренты не дремлют. В частности, американцы, активно развивая аналогичную нашей технику, двигаются вперед. Шансов догнать и перегнать Россию у них предостаточно, в том числе больше и финансовых возможностей.

Нам же остается рассчитывать только на себя и на свою волю.

- Спасибо, Анатолий Петрович, за обстоятельную беседу.

- Всегда рад ответить на ваши вопросы.

Подготовила Жанна АПАКШИНА.

Error processing SSI file