Error processing SSI file

ФИЗТЕХИ В УРГУ

В 1976 году ректором Уральского государственного университета (УрГУ) был назначен Суетин Паригорий Евстафьевич – декан физико-технического факультета УПИ, профессор, д.ф.-м.н. Через год было решено создать кафедру под его руководством. Первыми сотрудниками кафедры стали Черняк В.Г., Скакун С.Г, Быстрай Г.П. и Калинин В.Г. Все были выпускниками физтеха и кандидатами наук (кроме Калинина В. Г.).

В 1977 года в середине апреля началось строительство кафедры. Имелся освобожденный от стеллажей библиотечный зал здания УрГУ, которое было построено в 1929 году как школа. У зала нужно было поднять потолок, сделать много сотен кубических метров кладки и выполнить прочие работы, организовав помещения будущей кафедры. Все четверо работали с интересом, так как для них начиналась новая жизнь. Жизнь начиналась со строительства. В этом зале хранились книги из Царскосельского лицея, которые мы в первый день работы помогали погрузить на машины - после многолетнего хранения их отправляли обратно в лицей.

Строительство начиналось по правилам: вначале сбили во дворе короб и поставили гасить известку для штукатурки за несколько месяцев до ее использования. Самым запоминающимся моментом в строительстве осталось у меня поднятие потолка и подведение продольной двутавровой балки - наверху стояли (и до сих пор стоят) стеллажи с книгами, которые этот потолок и продавили. Поднимали двумя танковыми домкратами, спрятавшись за кирпичными колоннами. Боялись, что эта балка сыграет и тогда нам не поздоровится. Но все обошлось благополучно. Кладка кирпича не вызвала особых проблем, кроме первой стенки, отделяющий один кабинет от другого – сильно уж стенка была кривой и много потом на нее пошло известки. К нам часто приезжал П. Е. Суетин, он похваливал нас сдержано за энтузиазм и удивлялся быстрому освоению нами новых рабочих специальностей от сварщика до стекольщика. Как экспериментатор он такие вещи ценил. Мне кажется, ему было перед нами не совсем удобно, что он нас втянул в это строительство, и мы его успокаивали как могли, нам действительно эта новая для нас жизнь нравилась. Хотя он уже год проработал ректором, но только в мае через год стал читать лекции у математиков. Помню, что первые лекции его в университете были посвящены Н-теореме Больцмана. Мы были в шоке от такого его решения.

На самом деле Скакун С.Г. и я числились учеными секретарями научно-методического Совета по Уралу, председателем которого был П.Е.Суетин. Положено нам было ходить в костюмах и галстуках, хотя в данный момент ходили мы в солдатской форме и таскали носилки с кирпичом, известкой. Окончание строительства кафедры в 1977 году мы отметили только в декабре, после недельного отпуска я привез с родины соленых арбузов, которые оказались прекрасной закуской.

К нам часто приходили гости. Для университета мы были пришлыми (нас звали “упишниками”) и все хотели в большей части получить представление через нас и о ректоре, его сильных и слабых сторонах. Наверное, никто из гостей не взялся бы за такое строительство. Слишком уж это было необычно, я бы сказал - по физтеховски. Я могу ошибиться, но, кажется, нас все же уважали и главное уважали ректора, который строил кафедру своими силами. Запомнился Л. П. Зверев, зав. проблемной лабораторией физического факультета, который рассказывал нам об устройстве нейтронной бомбы. Хотя мы были физиками, но не совсем представляли, что это такое. Он мог ответить на любой вопрос у нас тоже было много вопросов по университету, людям, специфике обучения и т.д. С Суетиным приезжал Б. А. Сутырин, проректор по учебной работе, он потом стал ректором Пединститута. Он нам и рассказал о Пушкинском фонде из лицея Санкт-Петербурга, который находился как раз в том зале, который мы ремонтировали. Материально-технический отдел университета нам всячески помогал, доставали дверные коробки, паркет и пр. Все же остальное было за нами.

В университете мы столкнулись с людьми, которые были в большей части гуманитарии: философы, политологи, экономисты, журналисты. Это были люди с другим, отличным от физтеховского, мышлением, но все были интересными личностями. Многие из них были известными учеными. Одним из них был биолог Адольф Трофимович Мокроносов, проректор по научной работе УрГУ в те годы, впоследствии академик, директор института в Пущино. Меня особенно поразили биологи. И не только виварием, который у них был. Постоянная борьба с генетикой, которая велась философами в послевоенные годы (заседание ВАСХНИЛ 1948 года) наложила свой отпечаток на этот факультет. Мне кажется, для преподавания биологии в университете нужен более расширенный перечень всех кафедр, а он был и до сих пор и остается сегодня очень укороченным. Впрочем, это мое личное мнение, вполне возможно, что оно является ошибочным. Тем не менее, на нем работали и работают замечательные люди, общение с которыми всегда доставляло удовольствие.

Но вот закончилось лето, а мы заканчивали строительство. Производили побелку, покраску, завозили по возможности мебель. Пора было одевать костюмы, галстуки, доставать с полок книги и конспекты. Начиналось самое сложное – организация учебного процесса, подготовка и чтение лекций. В университете, надо отдать должное, существовал физический практикум для студентов 1-3 курсов и совсем не плохой. С приходом на кафедру А.С. Распопина, к.ф.-м.н., выпускника физтеха, нам отдали лабораторию по физической электронике. Ему пришлось все работы переделывать, ставить новое оборудование и современные приборы. Александр Сергеевич сделал это все качественно, красиво. Я не видел за всю свою жизнь более добросовестного человека. Много лет он работал зам. декана физического факультета и очень качественно читал все курсы, от специальных курсов до общих. С его приходом началось интенсивное оснащение научных установок современными методиками регистрации и диагностики.

Сложность внедрения студенческой науки в учебный процесс по образцу физтеха заключалась в том, что студенты физического факультета выполняли классические лабораторные работы вплоть до 4 курса и не существало научных “дней”. Нам пришлось брать на себя смелость изменить такую систему. Хотя вначале нас не все понимали. Надо было внедрять повышенные требования к защите курсовых и дипломных работ, которых до нас не было в университете. Кроме того, надо было индивидуально работать с каждым из студентов, что мы и делали.

С первых лет на кафедре работает В.М. Кисеев, который принес с собой тематику по тепловым трубам. Он также был выпускником физтеха, учеником Ю.Ф.Герасимова. Надо было расширять площади и ремонтировать их своими силами, строить новые установки по теплофизическим свойствам капиллярно-пористых сред, центрифугу для испытания тепловых труб и создавать все другое оборудование.

Скакуна С.Г. сменил в должности ученого секретаря научно-методического совета по Уралу А.Н. Кулев, выпускник физтеха, к.ф.-м.н. Он был прекрасным экспериментатором, аналитиком с широким кругом интересов. К сожалению, в 2003 году он умер от ишемической болезни сердца.

В 1978 году была создана проблемная лаборатория молекулярной физики. Начали думать о хоздоговорах, покупке оборудования. Решили обратиться в Уральский научный центр, в институт физики металлов и отдел физико-технических проблем энергетики (впоследствии ИТФ УрО РАН), который возглавлял проф. В.П.Скрипов. Все нам выделили оборудование, в том числе и некоторые кафедры физтеха. Первые договора мы заключили с институтом метрологии, ОМЗ, ГОИ. На базе проблемной лаборатории в 1987 году создан отдел теплофизики и поверхностных явлений НИИ Физики и прикладной математики при УрГУ.

В 1980 году после стажировки из США вернулся С.Ф.Борисов, который стал интенсивно вместе со своими аспирантами создавать комплекс установок по исследованию физики поверхности. Понадобился сверхвысокий вакум и новые современные средства диагностики. Все эти проблемы были успешно решены и защищено несколько диссертаций. В 1987 году С.Ф.Борисов стал зав. кафедрой.

В 1983 году на кафедре было решено создать стенд для вакуумных испытаний оптических приборов типа ВСК, которыми были оснащены все космические корабли. Переключающаяся призма прибора позволяла наблюдать не только земной ландшафт, но и служить для наблюдения стыковки корабля с орбитальными станциями. И вот эти приборы стали выходить из строя, так как космонавты переставали за 90 дней пребывания прибора на орбите что- либо видеть в окуляре этого прибора. Такая установка была создана и испытания, в том числе в условиях интенсивных температурных и оптических нагрузок, нами проводились несколько лет. В результате были подобраны совместно с одним из предприятий материалы, которые позволили довести временной ресурс приборов ВСК-3 и ВСК-4 до 180 суток. Хозяйственный договор по данной теме позволил нам самим зарабатывать деньги на создание установки по фотофорезу и для других целей, так как иллюзий по поводу того, что ректор даст денег на научные исследования, не было. Думаю, что в настоящее время такие установки было бы не создать, так как потребовались бы большие материальные средства. Как руководитель этих работ, я часто бывал в космическом Центре им. С.П. Королева, где мы обсуждали итоги испытаний и ставили новые задачи. Все это было очень интересно и необычно.

Значительным событием стала Всесоюзная конференция по динамике разреженного газа, организованная, в основном, силами кафедры молекулярной физики УрГУ во главе с П.Е.Суетиным в 1987 году. Иногородних было только около 300 участников. Очень помог в организации конференции Ю.А.Рыжов, ректор МАИ, впоследствии - академик, будущий посол России во Франции. Он сделал интересный доклад и оказался очень разносторонним общительным человеком.

На кафедре под непосредственным руководством Суетина П.Е. и сотрудников кафедры защищено около 20 кандидатских диссертаций. Среди них выпускники физтеха, перешедшие на работу в УрГУ: Семенов Ю., Береснев С., Шестаков А, Калинин В., Погорелов Н.

Трое сотрудников - выпускников физтеха защитили докторские диссертации: Борисов С.Ф. – 1987, Черняк В.Г. – 1988, Кисеев В.М. – 2001, подготовлена к защите докторская диссертация Быстрая Г.П.

За период более 25 лет существования в УрГУ кафедры, сформированной на базе выпускников физтеха, выпущено около 300 специалистов в области теплофизики и молекулярной физики. С 1996 года ведется специализация по медицинской и биологической физике, а с 2000 года на кафедре открыта специальность «Медицинская физика».

В 1997 году в УрГУ создан докторский Совет с защитой диссертаций по специальности «Теплофизика и теоретическая теплотехника». Данная специальность в УрГУ полностью обеспечивается выпускниками физтеха, работающими в УрГУ и ИТФ УрО РАН.

Выпускники физтеха УПИ занимали и занимают высокие административные посты в УрГУ: ректор и зав. кафедрой проф. П.Е.Суетин, 1976-1993 гг., проректор по научной работе В.М.Жуковский в 80-90-е годы, проректор по международному сотрудничеству и зав. кафедрой проф. С.Ф.Борисов, 1992-1993 гг., зам декана физического факультета проф. В.Г.Черняк с 1994 г. по настоящее время.

В настоящее время кафедра общей и молекулярной физики УрГУ, основой которой являются выпускники физтеха УПИ, является крупнейшей кафедрой факультета и университета как по численности научно-педагогических кадров (39% численности физического факультета), так и по объему финансирования научно-исследовательских работ (в среднем, более 1 млн. рублей в год), включая российские (РФФИ, Минвуз) и международные (CRDF, INTAS) гранты и программы. В 2003 году Научно-педагогическая школа Заслуженного деятеля науки профессора П.E.Суетина в УрГУ получила официальное признание в государственном масштабе и была профинансирована в числе других известных в России школ. Сотрудники кафедры публикуются в таких журналах как ЖЭТФ, ТВТ, ПНД, Phys. Rev., Бифуркации и Хаос и др, Особо хочется отметить аспирантов кафедры, которые даже в это тяжелое время не потеряли интерес к творческой работе.

Г.П.Быстрай, выпускник физтеха 1971г.,
канд. физ.-мат.наук., профессор кафедры
общей и молекулярной физики УрГУ

Error processing SSI file